12.12.2014 БАШМАЧНИКОВА О.В. ДЛЯ ПОРТАЛА АГРО.RU. КОГДА ГРЕЧКА УПАДЕТ В ЦЕНЕ

        

        Сегодня  рост цен на продукты питания волнует всех. Наиболее выпуклым и кричащим примером является, пожалуй, гречка.

         Действительно, если фермер продал гречку по 5-7 рублей – откуда такая разница в цене – ведь на прилавке мы имеем 70 руб/кг.

         А главное, как такое произошло и что сделать, чтобы исключить подобные сценарии развития событий в будущем.

         По сути, данное явление объясняется сложившейся структурой в цепи движения продукции от поля до прилавка, которая является, по сути, монопольной. Под монополией в данном случае имеется в виду  не перечень компаний - монополистов, а именно наличие единственного варианта выстраивания каналов движения продукции – «производство-переработка-сбыт». Имеющаяся структура не предусматривает развитие конкуренции по вертикали процесса, а альтернативных систем практически нет.

         Именно эту задачу и решает кооперация сельхозтоваропроизводителей.  Здесь мы говорим именно о сельскохозяйственной потребительской кооперации, объединяющей фермеров, ЛПХ, микропредприятия других организационно-правовых форм.

      Когда фермер продает продукцию по дешевке посреднику, не имея собственного хранилища, последний, накручивая свою маржу продает переработчику, переработчик, покрывая свои затраты и компенсируя необходимый уровень рентабельности, передает другому оптовому оператору, специализирующемуся на поставках в торговые сети.   

         Именно последний, аккумулирует львиную долю прибыли и кладет себе в карман. А если сказать, что в основном эти операторы – закупочные компании, созданные самими торговыми сетями, становится понятно, у кого высокая рентабельность бизнеса. Торговая сеть естественно делает свою немалую накрутку к цене и берет дополнительные сборы за размещение продукции.

         Таким образом, 4 раза возникает формирование набавки к цене продукции. И эта надбавка формируется не только покрытием себестоимости конкретного бизнес-процесса. В нее входит еще и доля прибыли компаний, входящих в данную цепочку. Даже если звеньев меньше, политика формирования доходности никуда не девается.

         А что мы имеем в итоге? Высокие цены для населения, подогреваемые специально запущенными волнами ажиотажа и низкие цены для сельхозпроизводителей, которые не позволяют им вести расширенное воспроизводство. Как же ликвидировать данный ценовой пузырь и можно ли это вообще сделать.

         Можно за счет развития истинной конкуренции. И это давно уже сделано заграницей. Так в системе мирового АПК в период экономического кризиса  малый бизнес при поддержке государства был интегрирован в мощные кооперативные структуры, что позволило обеспечить  реальную конкурентоспособность двух систем на всех этапах сельскохозяйственного производства от поля до прилавка, решить вопросы переработки и сбыта продукции.  

         Первая  - это крупного коммерческий бизнес, построенный по принципу управления сверху вниз и имеющий тенденцию  сращивания и создания в итоге монополистических объединений.

Вторая же - кооперативная система, созданная по инициативе снизу самими малыми предпринимателями, которая также является мощной экономической системой.

Именно наличие двух систем обеспечивает реальную конкуренцию и является движущей силой экономики. Так, например, в штате Айова в каждом районе есть 2 элеватора – один  коммерческий, имеющей своей целью получение прибыли, другой кооперативный, имеющий целью оказать услуги своим членам. Оба элеватора создают ситуацию возможности выбора, а значит, не допускают необоснованного завышения цен.

Ведь по сути именно в сельскохозяйственных потребительских кооперативах  стоимость услуг формируется только лишь себестоимостью. Сельскохозяйственный потребительский кооператив – бесприбыльная организация, обслуживающая своих членов. Весь наработанный кооперативом доход распределяется между участниками,                       увеличивая их общую доходность и рентабельность.  СПК может решать проблемы переработки, фасовки, хранения продукции,  объединения партий в более крупные и транспортировки до точек сбыта. Формируя более крупные партии продукции, имея элементы переработки и фасовки – кооператив может без оптовых посредников реализовать продукцию в торговые сети, участвовать в госзакупках. 3 элемента в цепочке формирования цены товара за счет кооперации убрали. На данных участках процесса осталась лишь себестоимость, наценка в части маржи посреднических компаний ушла.

Однако с сетями могут быть тоже серьезные трудности. Большинство крупных торговых площадок – имеют иностранных инвесторов и не заинтересованы продвигать продукцию отечественного производителя. Тем более импорт может быть дешевле – а это серьезный фактор для покупателя. Примером может служить выстроенная кооперативная система в Астрахани, где малым бизнесом производится почти 100% объема овощей, есть и фасовка и хранилище и складские помещения. Однако доступ на рынок демпинговой продукции из зарубежа – Египет, Турция – по сути, обвалил цены и наши кооперативные производители стали сетям не интересны. Значит, помимо прочего государство должно принимать решения, регулирующие возможность создания такого демпинга.

Дело в том, что в этих странах и климатические условия другие и система господдержки гораздо эффективнее. Данная проблема существует и при поставке белорусской продукции на наш рынок. До недавнего времени до объявления эмбарго конкурентные преимущества были и у поставщиков из Евросоюза, где уровень господдержки доходит до 365 евро на га.  У нас несвязанная поддержка на га по новому курсу 7 евро, да и получают ее 14% зарегистрированных фермеров. При этом, высокая стоимость на ресурсы используемые в сельскохозяйственном производстве и низкие закупочные цены.

Поэтому высокую значимость имеет защита отечественных сельхозтоварпороизводителей от неравной конкуренции с сельхозтоваропроизводителями  других стран, возможная в рамках ВТО, а там  определенные  механизмы  защиты  внутреннего рынка  предусмотрены.

 

 

 

  

 

 

 

 

        

 

        

БАНЕРЫ

Галерея фотографий